Сергей Климович: "У скаута практически нет права на ошибку"

May 9, 2014

Скаут хоккейного клуба «Сибирь» Сергей Климович в интервью клубному журналу рассказал о специфике своей работы и вспомнил памятные моменты игровой карьеры.

- Вы являетесь скаутом хоккейного клуба «Сибирь». В чем заключаются ваши обязанности?

- Основное направление – поиск игроков для усиления «Сибири» и молодёжной команды

«Сибирские снайперы». Плюс, если в поле зрения появляются ребята, которые сильнее тех, что занимаются в нашей школе, то и для школы тоже.

 

- Как осуществляется поиск игроков? Смотрите записи игр, ездите по командировка?

- Прежде всего, это огромная база контактов: с агентами, с людьми, которые имеют отношение к хоккею. На протяжении долгой спортивной карьеры завязалось много знакомств, и они сейчас помогают. Также просматриваю записи игр и, конечно же, выезжаю в командировки. Когда игрок входит в зону наших интересов, то мы со-

ставляем на него досье и передаём руководству, которое уже принимает решение.

 

- Сколько времени требуется, чтобы рассмотреть одного потенциального новичка?

- Четкого шаблона нет. Одного хоккеиста можно смотреть игру, другого – десять. К тому же, мы собираем информацию не только о действиях игрока на льду, но и о том, как он ведёт себя в быту, какой у него характер, как сходится с партнёрами по команде, обучаем он или нет. Есть много факторов, и когда они собираются в одно целое, принимается решение.

 

- Агенты заинтересованы в том, чтобы пристроить своих клиентов. Как определяете,

когда вам говорят об игроке правду, а когда приукрашивают?

- Естественно, у агентов свой интерес, а у нас, клуба, свой. Есть некоторые секретные методы работы с агентами, которые применяются в этот момент. Это внутренние детали.

 

- За игроками, выступающими в КХЛ, можно следить по телевизионным трансляциям. Как осуществляется просмотр молодёжи?

- Лучше всего молодых игроков смотреть вживую – видео полной информации не даёт. Когда дело доходит до молодёжи, то за ними надо наблюдать пристальнее. По рассказам сложно определить потенциал – тебе говорят одно, а на деле получается другое. Тут существует вероятность, что может не получиться попасть в точку – ошибки в этом деле бывают, без них никуда.

Наша задача минимизировать их.

 

- Какой процент попадания считается хорошим?

- Если говорить о первой команде, то тут права на ошибку практически нет, процент брака должен быть сведён к минимуму. Поэтому при подборе игроков ведётся долгая кропотливая работа, новичок изучается досконально. С мо-

лодыми хоккеистами ситуация сложнее – они растут, развиваются, поэтому очень нестабильны. Сегодня они могут показывать один хоккей, а через год совсем другой. Поэтому разглядеть потенциал тут крайне трудно, но мы стараемся.

 

- Приоритетное направление вашей работы – молодёжь?

- Нельзя разделять. Просто есть игроки, которые попадают в поле нашего зрения, и которых мы ведём. Мы можем привлекать игрока в молодёжную команду с перспективой роста до основы, можем подбирать хоккеиста сразу в

главную команду.

 

- Обычно топ-клубы очень активно ведут себя на рынке молодых хоккеистов, собирая к себе всё, что блестит. Не сложно работать в таких условиях?

- С ведущими клубами действительно трудно конкурировать. Мы стараемся рассмотреть что-то в тех игроках, на которых условные гранды внимания не обратили. Талантливых хоккеистов много и не все те, которых забирают так

называемые топ-клубы, выстреливают. Да, на уровне школы они могут проявлять себя лучше, но есть ребята, которые при должной работе могут выстрелить через какое-то время, выйти на новый уровень. В нашей ситуации это именно та работа, которую мы стараемся проделывать. Когда есть деньги, то легко всех скупать – игрок не подошел, ты покупаешь другого. Когда ты ограничен в средствах, то тут как раз проявляется работа селекционной службы, тренерского штаба.

 

- Новосибирские болельщики помнят вас как яркого нападающего. Как вы снова оказались в «Сибири»?

- Последние семь лет я провёл вне Новосибирска, а после возвращения в город пришел в клуб, мы поговорили с Кириллом Валерьевичем Фастовским и сошлись на том, что можем поработать вместе.

 

- До Новосибирска вы жили в Белгороде?

- Да, тренировал команду МХЛ-Б вплоть до конца прошлого сезона. Уровень там, конечно, слабоват, но я получил определённый опыт, узнал специфику работы с молодыми игроками.

 

- Из тренера вы перешли в скауты. А кем видите себя в будущем?

- Жизнь такая штука, что можно видеть себя в одном месте, а на деле всё будет совершенно по-другому. Я всю жизнь провёл в хоккее, у меня за плечами есть огромный багаж знаний и мне хочется их кому-то передавать. А в какой

форме это будет - сложно загадывать.

 

- Многие игроки после завершения карьеры не хотят ничего общего иметь с хоккеем. У вас не было такого желания?

- Когда я закончил карьеру, то на год ушел из хоккея, потому что накопилось много физической и эмоциональной усталости. Но после отдыха меня вновь возник интерес к хоккею, он опять стал притягивать. Потом у меня стали

заниматься дети, и я волей-неволей вернулся в хоккей окончательно.

 

- Среди ваших бывших партнёров многие сейчас на виду и работают в клубах КХЛ. Есть те, кто пропал из хоккея?

- Яркий пример – Саня Кувалдин. Я даже не знаю, чем он сейчас занимается, как сложилась его судьба, хотя спрашивал у наших общих знакомых. Остальные более-менее на виду. Еще многих уже нет в живых и это самое страшное – человек 10 точно уже ушло. Вадим Гловацкий, Валера Карпов…

 

- Еще из тех, кого вы знали – Александр Вьюхин и Александр Карповцев из «Локомотива».

- С Сашей Карповцевым мы и в «Динамо» играли, и в «Сибири» сталкивались. Очень веселый парень. У него постоянно какие-то веселые истории происходили. В Москве он жил далеко от базы, и как ни приедет на тренировку, так с ним какая-то история приключается. Брат у него

младший также раньше играл, до второй команды добрался. Открытый был человек, отец его приходил часто на матчи.

 

- Многих губит пристрастие к алкоголю.

- Таких случаев тоже много. Наверное, неправильно говорить о конкретных людях вслух. Это вопрос психологии, не все справляются с новым положением дел, когда заканчивают карьеру. Пока люди играют, про них пишут, про них говорят, за ними следят. Многие к этому привыкают, а едва заканчивают с хоккеем, оказываются в вакууме. Об этом мы часто напоминаем молодым игрокам: берите всё сейчас, тренируйтесь сейчас, старайтесь выжать максимум, потому что ваше время быстро пройдёт, и никто уже не будет вас вспоминать. К слову, очень большое значение после завершения карьеры, имеет семья – она

либо поддерживает, либо отворачивается.

 

***

 

- С кем из партнёров, с которыми вы выходили в Суперлигу с «Сибирью», сейчас на связи?

- Недавно встречался в Москве с Алексеем Деевым, с Димой Дударевым как-то пересекался – он сейчас в Сочи тренирует детей, Лёха Коршков в Новосибирске, с Яном Голубовским общаемся.

 

- Какой была «Сибирь» образца сезона 2001/2002?

- Это был очень дружный коллектив, мы много времени вместе проводили вне льда. Тот сезон прошел для нас довольно легко, много побеждали, отсюда и отличная атмосфера в раздевалке.

 

- Игровой автомат в раздевалке «Сибири» появился при вас?

- После. Это дело рук Олега Белова и Сани Вьюхина. К таким вещам можно относиться по-разному – подготовка к играм у каждого своя. Ребята таким образом расслаблялись и настраивались. Когда результат у команды есть, на такое смотрят нормально, нет результата – начинаются вопросы. Вообще, в раздевалке каждой команды есть свои фишки, своя атмосфера, люди,

которые заводят и объединяют. Если раздевалка «мёртвая», то команда не добьётся результата, какие бы звёзды там не были собраны.

 

- Назаров, Белов, Козлов, Тарасенко – в ком из них были видны тренерские задатки?

- По Назарову я бы точно не сказал, что он будет тренировать, хотя мы очень близко общались. Но он молодец, получил шанс в столь раннем возрасте и воспользовался им.

 

- Андрей уже будучи игроком был таким импульсивным?

- Он всю жизнь был крупный и высокий, а это априори предполагало его участие в стычках. Но это не мешало ему хорошо играть, у него был

очень классный кистевой бросок. Что касается его поведения, то с ним приключались различные истории, но не в такой степени. Не стоит забывать о специфике тренерской работы – она предполагает наличие нервов, экспрессии. Кто-то это прячет, кто-то специально выставляет напоказ. Есть яркий пример из футбола – Жозе Моуриньо. Он ведь зачастую намеренно ведёт себя на публику. Важно знать немного глубже человека, его мотивы, чтобы делать какие-то вы- воды – мы видим только верхушку.

 

- И напоследок. Павлу Буре во время матча «Звёзды России» - «Сибирь» в Новосибирске подарили цветной телевизор. Самый памятный сувенир, врученный вам на хоккее?

- Со сборной СССР мы ездили на турнир в Финляндию, я стал лучшим игроком и мне вручили большого, вырезанного из дерева, медведя. Он весил больше чем мой баул с с формой – я его замучился везти домой. Он до сих пор у меня хранится.

 

Пресс-служба ХК "Сибирь"

Please reload

  • Facebook App Icon
  • Instagram App Icon